Архивная служба
Волгоградской области

Главная

Сталинградская битва: январь-февраль 1943 г.

2 февраля 1943 г. А.С. Чуянов,первый секретарь Сталинградского областного комитета ВКП(б), председатель Сталинградского городского Комитета Обороны, записал в своем дневнике: «[…] Сегодня утром войска Донского фронта начали последний штурм противника, засевшего в заводском районе Сталинграда, главным образом в цехах Сталинградского тракторного завода. Здесь сгруппировалась отборная часть 6-й немецкой армии во главе с генерал-полковником Штрекером. Уже в 11 часов 40 минут танкисты бригады полковника И. И. Якубовского и мотопехота вступили в заводской район. Сотни орудий, главным образом, прямой наводки сокрушали врага. В 16 часов все было закончено. Группа войск генерал-полковника Штрекера в количестве 33.000 солдат и офицеров сдалась в плен. Таким образом, тракторный завод стал тем пунктом Сталинграда, где наиболее длительное время шли бои за город. 23 августа 1942 года части народного ополчения здесь приняли первый бой. 2 февраля 1943 года советские войска завершили здесь разгром фашистских захватчиков под Сталинградом […]».
«Сталинградская правда» сообщала: «[…] Сегодня, 2 февраля, войска Донского фронта полностью закончили ликвидацию немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда. Наши войска сломили сопротивление противника, окруженного севернее Сталинграда, и вынудили его сложить оружие. Раздавлен последний очаг сопротивления противника в районе Сталинграда. 2 февраля 1943 г. историческое сражение под Сталинградом закончилось с полной победой наших войск. За последние два дня количество пленных увеличилось на 45.000, а всего за время боев с 10 января по 2 февраля наши войска взяли в плен 91.000 немецких солдат и офицеров […]».
Приказом Верховного Главнокомандующего по войскам Донского фронта объявлена благодарность представителю Ставки Верховного Главнокомандующего маршалу артиллерии Н.Н. Воронову и командующему войсками Донского фронта генерал-полковнику К.К. Рокоссовскому, всем бойцам, командирам и политработникам Донского фронта за отличные боевые действия в связи с успешным завершением ликвидации окруженных под Сталинградом вражеских войск.
 
1 февраля 1943 г. А.С. Чуянов,первый секретарь Сталинградского областного комитета ВКП(б), председатель Сталинградского городского Комитета Обороны, записал в своем дневнике: «[…] Сталинградская битва заканчивается. По унылым проселочным дорогам на подступах к городу, по городским дорогам из центра Сталинграда в Бекетовку, где взорваны все мосты через овраги у волжских берегов, тянутся бесконечные колонны пленных. Нет, они не идут, они плетутся, едва волоча ноги, обмотанные в рвань из теплого лохмотья или обвязанные соломой. Куда девалась прежняя спесь… Согнутые в три погибели фигуры «завоевателей» обернуты последним награбленным имуществом, разноцветным тряпьем, ковриками и мешками, войлоком и детскими одеялами… […]».
 
31 января 1943 г. подразделениями 38 мотострелковой бригады и 329 инженерного батальона 64 армии генерал-фельдмаршал Ф. Паулюс и офицеры его штаба были взяты в плен. В этот же день они были доставлены в штаб 64 армии, где состоялся допрос генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса командующим 64 армией генерал-лейтенантом М.С. Шумиловым.
Из стенограммы допроса: ответ Ф. Паулюса на вопрос М.С. Шумилова о мотивах, которые послужили причинами сдачи оружия: «[…] Мы не сложили оружия, мы выдохлись, дальше драться не могли: нет боеприпасов и армия сложила оружие. После того, как ваши войска вклинились и подошли к остаткам наших войск, не было боеприпасов, нечем было защищаться и поэтому борьба была прекращена […]».
 
30 января 1943 г. «[…] Части 38 мотострелковой бригады полковника Бурмакова громят гитлеровцев на центральной площади […]».
 
29 января 1943 г., как сообщала «Сталинградская правда», «[…] Войска Донского фронта продолжали истреблять разрозненные группы гитлеровцев. Ближе к центральной части Сталинграда уничтожено 300 немецких солдат и офицеров. Взято в плен до 450 солдат противника, много офицеров и в том числе один генерал. Севернее Сталинграда наши части еще теснее сомкнули кольцо окружения и истребили много гитлеровцев. Захвачено 25 орудий, 56 пулеметов, бронемашина, 7 вездеходов, 91 автомашина и 4 склада боеприпасов […]».
 
28 января 1943 г. «Сталинградская правда» писала, что войска Донского фронта, продолжая наступление против немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда, после ожесточенных боев, преодолев многочисленные мощные укрепления противника, закончили в основном ликвидацию окруженной группировки.
 
27 января 1943 г., началось восстановление железнодорожного полотна участка Котлубань-Гумрак и разъезда Конный. Работы проводились до 1 февраля 1943 г. «в исключительно тяжелых условиях (сильные морозы, большая заминированность)».
 
26 января 1943 г. бюро Сталинградского обкома ВКП(б), приняло постановление о реорганизации музея Обороны Царицына имени Сталина в музей Обороны Царицына−Сталинграда имени Сталина. Горкомы, райкомы партии и комсомола, а также обком ВЛКСМ обязаны были организовать сбор материалов о героической обороне: фотоснимки, приказы, листовки, боевые листки, обмундирование, оружие вражеских войск, трофейные знамена и т. д.
 
25 января 1943 г. управление НКВД СССР по Сталинградской области сообщало об ухудшении положения фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда: «[…] продукты питания, а особенно хлеб, войска окруженной немецкой группировки добывают исключительно за счет грабежа местного населения, розыска и раскопки ям с продовольствием, зарытым населением […]». Некоторые солдаты немецкой армии в разговорах с советскими разведчиками заявляли, что капиталисты Германии наживаются на войне, а рабочие и крестьяне кладут свои головы.
 
24 января 1943 г. первый секретарь Сталинградского областного комитета ВКП(б), председатель Сталинградского городского Комитета Обороны А.С. Чуянов записал в своем дневнике: «Штаб 6 армии во главе с Паулюсом и начальником штаба Шмидтом передислоцировался 23 января […] в Сталинград, в подвал совбольницы. Гитлеровцы начали сдаваться в плен целыми подразделениями, но многие части продолжали упорно сопротивляться. При допросе в Садовой немецкий генерал заявил командованию 57 армии: «Паулюс окончательно надломлен. Он бы сдался в плен немедленно, но получил от Гитлера радиограмму – любой ценой выстоять и не омрачать десятилетие фашистского строя в Германии, которое исполняется 30 января 1943 г. Паулюс ждет с нетерпением этой даты. Важное решение он примет несколько часов позже, после 30 января 1943 г., хотя фактически руководство армией находится в руках Шмидта». Правда это или нет – трудно сказать, но мы неослабно следим за тем, чтобы Паулюс и его штаб не выбрались самолетом из «котла», как это сделали некоторые другие генералы […]».
 
23 января 1943 г. первый секретарь Сталинградского обкома ВКП(б), председатель Сталинградского городского Комитета Обороны А.С. Чуянов в своем дневнике записал:«К исходу дня наши части прорвали так называемую внутреннюю линию сталинградского обвода и вели бой в районе Ельшанки, Дар-горы и у Сталинградского элеватора. Дивизия полковника Батюка в это время закончила штурм Мамаева кургана и разгромила фашистов, засевших на вершине кургана и городских водонапорных резервуарах […]. Части 15-й гвардейской стрелковой дивизии, сломив сопротивление противника, очищают от фашистов Дар-гору и железнодорожную станцию Сталинград II. Наши войска захватили последний немецко-фашистский аэродром в кольце окружения 6-й армии. Полеты вражеской авиации в «кольцо» прекратились.
 
22 января 1943 г. после освобождения частями Красной Армии села Алексеевка Городищенского района «[…] был обнаружен лагерь военнопленных, обозначенный немецким командованием под номером 205. Здесь, за колючей проволокой, в темных и тесных ямах, вырытых в открытой степи, к моменту прихода советских войск содержалось 950 военнопленных, из коих часть является мирными гражданами города Сталинграда. Подавляющее большинство пленных от голода, побоев, истощения, непосильной работы так ослабли, что были не в состоянии передвигаться без посторонней помощи. […] Многие наши красноармейцы, попавшие в плен несколько месяцев назад, выглядят стариками, те из них, которые побывали в немецких лагерях, утверждают, что во всех лагерях творятся подобные же злодеяния над советскими людьми […]».
 
21 января 1943 г. Сталинградский городской Комитет Обороны принял постановление «О подготовке специалистов по разминированию полей и построек», в котором говорилось об исключительно важном значении очищения полей и построек от мин. Председателю горсовета, секретарю обкома ВЛКСМ и председателю областного совета Осоавиахима предписывалось в кратчайшие сроки, до 8 февраля 1943 года, подготовить специалистов по разминированию построек и городских улиц: 50 человек из лиц, состоящих в городском формировании МПВО, из числа комсомольцев и несоюзной молодежи – 200 человек, а также по 2−3 инструктора по разминированию минных полей, и приступить к разминированию минных участков. На секретарей райкомов и председателей райисполкомов возлагалась задача разъяснять населению меры предосторожности при движении по степным дорогам и селам, ранее подвергавшимся минировании.
 
20 января 1943 г. на XI пленуме Сталинградского обкома партии, который проходил в г. Сталинграде 20−21 января 1943 г., 2-й секретарь Сталинградского горкома ВКП(б) И.А. Пиксин отметил, что «[…] Только за время с 22 августа по 14 сентября 1942 г. на город было сброшено около 50 тыс. фугасных бомб и несколько десятков тыс. зажигательных бомб. Только на СталГРЭС, которая занимает небольшую площадь, было сброшено 200 фугасных бомб и до 9000 артиллерийских снарядов. После этого можно себе представить, какие разрушения нанесены нашему городу […]».
 
19 января 1943 г. первый секретарь Сталинградского обкома ВКП(б), председатель Сталинградского городского Комитета Обороны А.С. Чуянов в своем дневнике записал: «Немецкое радио впервые заявило, что германские войска в районе Сталинграда «вынуждены отражать атаки со всех сторон». По этому поводу в одной иностранной передаче указывалось: «Это, казалось бы, подтверждает, что войска окружены. Однако германские военные круги заявляют, что они не окружены. По утверждению кругов, германские войска занимают столь обширную территорию, что нельзя говорить об окружении». Мы-то знаем цену этим лживым утверждениям, как говорят дипломаты, гитлеровское командование пытается сделать хорошую мину при плохой игре, но от правды никогда не уйдешь. Очень скоро весь мир узнает, что осталось от немецкой группировки, наступавшей на Сталинград».
 
18 января 1943 г. «Сталинградская правда» сообщала: «…В районе Сталинграда наши войска истребляли окруженные немецко-фашистские войска. Части Н-ского соединения продвигались вперед, преодолевая сопротивление противника. В результате боя уничтожено свыше тысячи гитлеровцев и взято в плен 850 немецких солдат и офицеров. Захвачены трофеи, в том числе 20 самолетов, 38 танков, 91 орудие, 14 шестиствольных минометов, более тысячи винтовок и автоматов, 93 пулемета, 20 тысяч снарядов, 21 радиостанция и другое военное имущество».
 
17 января 1943 г.
«Сталинградская правда» сообщала: «…Упорный бой развернулся за аэродром, что севернее Питомника. Немцы пытались задержать наши войска, но стремительной атакой наши бойцы ворвались на аэродром, истребили забравшихся в блиндажи гитлеровцев и захватили большие трофеи».
 
16 января 1943 г.
«…Части Донского фронта заняли Прудбой и 29 населенных пунктов. Очищена от противника территория в 565 квадратных километров». А.С. Чуянов. «Сталинградский дневник».
 
15 января 1943 г.
Сталинградский областной комитет ВКП(б) принял постановление «О подготовке к проведению 25-й годовщины Красной Армии», в котором отмечалось, что «… 25-ю годовщину Красной Армии советский народ встречает в обстановке мощного наступления Красной Армии на ряде фронтов Отечественной войны с немецкими захватчиками. Защитники Сталинграда, измотав силы врага, нанесли ему под Сталинградом сокрушительный удар. В результате успешного наступления Красной Армии в районе Сталинграда, наша область очищена от немецких оккупантов, а под Сталинградом группировки немецких войск окружены и истребляются. Части Красной Армии успешно развивают наступление, очищая от гитлеровцев Северный Кавказ, Донские степи. В этих условиях для трудящихся нашей страны нет более важной задачи, как задача всемерной поддержки наступления Красной Армии на фронте наступлением в труде…».
 
14 января 1943 г. «Сталинградская правда» опубликовала благодарность И.В. Сталина личному составу 62 армии, собравшему 3 миллиона рублей на строительство танковой колонны имени 62 армии.
 
13 января 1943 г. «Сталинградская правда» писала, что «…бригада центральной студии кинохроники, находящаяся на Сталинградском фронте, работает над созданием полнометражного документального фильма о героической защите Сталинграда. В составе бригады: сценарист-орденоносец Каплер, лауреаты Сталинградских премий операторы Казаков и Кричевской, операторы Орлянкин, Кацман и другие. Заснято много боевых эпизодов в городе и его окрестностях, заседание городского Комитета Обороны, наступление Красной Армии в районе Сталинграда».
12 января 1943 г. Сталинградский областной комитет ВКП(б) и облисполком постановили принять к руководству и исполнению постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 9 января 1943 г. о подготовке трактористов, комбайнеров, механиков, бригадиров и ремонтных рабочих. Обком партии и облисполком отмечали, что «в связи с уходом в армию значительного количества квалифицированной рабочей силы из МТС и совхозов, важнейшей задачей советских и партийных организаций в подготовке и проведении сельскохозяйственных работ 1943 года являются своевременное и полное обеспечение МТС и совхозов хорошо обученными кадрами трактористов, комбайнеров, механиков и бригадиров тракторных бригад». В каждом районе Сталинградской области мобилизация на курсы и в школы механизации при МТС и совхозах проводилась из числа «лиц мужского и женского пола в возрасте не ниже 16 лет». Окончившие школу механизации и курсы обязаны были проработать в МТС или совхозе не менее двух лет. Лица, оставившие учебу без уважительных причин, подлежали «привлечению к судебной ответственности, как за самовольный уход с работы».